Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
10:10, 17 апреля 2019

От правового нигилизма до преступления – шаг. Мужчина напал на полицейского

От правового нигилизма до преступления – шаг. Мужчина напал на полицейскогоФото: pixabay.com
  • Статья

Корреспондент «Истоков» попытался разобраться, почему человек, начиная с административного правонарушения, доводит ситуацию до уголовного.

Проблема нигилизма в России вообще и правового в частности была актуальна во все времена. На неё обращали самое пристальное внимание русские мыслители и философы, писатели и поэты, истые государственники-чиновники. Достаточно вспомнить философов Ключевского и Соловьёва, писателей Достоевского, Тургенева, Толстого, Чехова, Некрасова, Короленко, величайших юристов Плевако, Граве, Кони и ещё очень многих представителей русской интеллигенции, в своих думах о будущем Российской государственности размышлявших о преодолении массового отрицания правовых норм и законов, преступности и попрания прав и свобод граждан. Кстати, Анатолий Кони был одним из авторов Судебной реформы 1864 года, благодаря которой были введены мировые суды и институт присяжных заседателей, появилась реальная возможность изменить общественное отношение к гражданам и граждан к Фемиде.

О правовом нигилизме

Увы, спустя даже почти полтора века о правовом нигилизме в новейшей истории России начал государственный разговор избранный в начале двухтысячных президентом России Дмитрий Медведев, но диалог с обществом, похоже, так и не состоялся. И сегодня Верховный суд РФ выступил с инициативой внесения изменений в уголовное законодательство с тем, чтобы противостоять уловкам проворовавшихся и иных преступивших закон ускользать от истинного правосудия, идя на сделки со следствием, подводя к досудебным разбирательствам и, тем самым, сокращая реальные сроки наказания в разы. Речь вовсе не о том, чтобы как возможно суровей наказать проступившихся, а о неотвратимости наказания для кого бы то ни было: будь то олигарх или очень известный человек.

Впрочем, для большинства преступающих закон все эти тонкости юриспруденции, судебной системы и правоохранительной деятельности по‑настоящему далеки. К сожалению, даже примерное поведение в общественных местах, внятие законным требованиям представителей власти при исполнении ими служебных обязанностей соблюдать порядок не только могут остаться в иных случаях без должного внимания, но и привести к противодействию, а в итоге к преступлению.

Осуждён за применение насилия к представителю власти

Так, в начале нынешнего года Прохоровским районным судом под председательством федерального судьи Сергей Марковского осуждён гражданин М. за применение насилия в отношении представителя власти. Дело, как стишками раньше говорили детки, было вечером и гр. М. делать, видимо, было нечего, кроме… Кроме, как прийти к соседям ко двору и под влиянием алкоголя, матерно выражаясь, устроить скандал, пытаться незаконно проникнуть в жилище. Но если бы дело завершилось только этим, то это дело было бы административным правонарушением, гр. М. мог отделаться в соответствии с ч.1 ст. 20.1 КоАП РФ минимум административным штрафом за мелкое хулиганство в размере от пяти до десяти МРОТ, но, конечно, мог нахулиганить и на административный арест на срок до 15 суток.

Однако, гр. М. нахулиганенного, видимо, показалось мало и он «замахнулся» на часть 2 той же статьи, которая квалифицирует те же действия, сопряжённые с неповиновением законному требованию представителя власти. Дело в том, что урезонивать гражданина М. в его незаконных действиях по отношению к соседям по их же телефонному звонку в полицию прибыл старший участковый уполномоченный ОМВД по Прохоровскому району Сергей Будунов. И успокоение распоясавшегося гр. М. входило являлось его непосредственными служебными обязанностями, в которые в соответствии с ФЗ «О полиции» как раз и входит пресечение административных правонарушений, охрана общественного порядка, получение от граждан необходимых объяснений, составление протоколов, осуществление задержания правонарушителя.

Но, опять же, если бы дело только этим и кончилось. Гр. М. и этого показалось мало. Он, тем не менее, лицезрея пред собой представителя власти в форменной одежде с погонами майора полиции, предъявленное ему удостоверение старшего участкового уполномоченного не просто оказал «неповиновение законному требованию», а применил насильственные действия в отношении полицейского Сергея Будунова. Как установил суд, увидев участкового, гр. М. умышленно, прекрасно осознавая, что перед ним сотрудник полиции, нанёс ему 8 ударов руками по голове и туловищу, естественно, причинив тем самым потерпевшему физическую боль и телесные повреждения в виде ссадины в области лба, что подтвердила и квалифицированная экспертиза.

Что решил суд

Все исследованные в судом в заседании обстоятельства дела были подтверждены не только признаниями подсудимого, но показаниями потерпевшего, свидетелей, протоколами осмотра места происшествия и заключениями эксперта, а также другими доказательствами.

Тот факт, что во время осмотра места происшествия были обнаружены нагрудный знак сотрудника полиции и фальш-погон с металлической звездой, принадлежащие именно старшему участковому уполномоченному Сергею Будунову также отмечен в материалах дела. Суд, оценив собранные по делу доказательства, квалифицировал действия гр. М. по ч.1 ст. 318 Уголовного Кодекса РФ, как применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Словом, несмотря на то, что имелись как смягчающие наказание, так и отягчающие его обстоятельства, в частности – состояние алкогольного опьянения, которое и позволило гр. М. неадекватно отреагировать на законное требование представителя власти, суд принял во внимание ещё некоторые обстоятельства: до совершения преступления подсудимый характеризовался по месту жительства удовлетворительно, работал водителем автомобиля и от этой деятельности имел постоянный доход, а, самое главное в семье воспитывается малолетний ребёнок. Тем не менее, суд также принял во внимание характер и степень общественной опасности преступления, совершённого гр. М. и счёл справедливым наказанием подсудимому лишение свободы на определённый срок, поскольку менее строгий вид наказания не сможет обеспечить целей восстановления социальной справедливости, исправления осуждённого и предупреждения совершения им новых преступлений.

Суть мнения суда понятна и проста – без реального отбытия наказания исправление осуждённого невозможно. В результате – признание судом гр. М. виновным в совершении уголовного преступления и назначение ему наказания в виде лишения свободы на срок один год с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Итог…

Вот так, к сожалению, некоторые наши граждане, уповая, очевидно, на собственную вседозволенность, на то, что можно нарушать закон без особых последствий, часто под воздействием на мозговую деятельность алкоголя, возбуждающего, как мы помним из Достоевского, самомнение «…тварь я дрожащая, или право имею», начиная с административного правонарушения, доводят ситуацию до уголовного преступления. А ведь входя в раж, якобы, своих сверхвозможностей, доходя до отрицания действия в обществе правовых начал, что и есть, по сути, правовой нигилизм, не следует забывать и о том, что кроме есть ещё дети, есть или будут внуки, родители, другие родственники… А им‑то каково? Поэтому мы чаще публично и не называем фамилий преступников, чтоб им не делать ещё больнее. Но уроки извлекать должно всем.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×